Советы рыболову зимой Советы рыболову весной Советы рыболову летом Советы рыболову осенью Общие 

Разделы

  Основы
  Поплавочная удочка
  Спиннинг
  Спиннинг-приманки
  Донная удочка
  Нахлыст
  Другие снасти
  Рыбы наших водоемов
  Семейства рыб
  Наука ихтиология
  Рыбацкая кухня
  Техника безопасности
  Первая помощь
  Видео
  Статьи о рыбалке
  Разное




Рубрики

  Отчеты о рыбалке
  Календарь рыболова
  Мастерская рыбака
  Вопрос - Ответ
  Стихи про рыбалку
  Болезни рыб
  Насадки
  Эхолоты
  GPS приемники
 

лодки с мотором бу кострома и область






Худо было хозяину в том пути. Едигей ничего не мог поделать с собой, никак не удавалось ему успокоить, определить себя на чем-то одном, бесспорном и безусловном. Не мог начистоту открыться перед Зарипой, не мог отречься и от Укубалы. И тогда он начинал поносить, ругать себя последними словами: Хайван что ты, что твой верблюд! Они безоговорочно принимали его таким, какой он есть, и не ставили перед ним особых проблем. В чем помочь, что подвезти, что приладить по дому — это он для них готов был всегда с великим удоволь-ствием, как и сейчас картошку вез им на зиму в двух огромных мешках, навьюченных на Каранара. Топливо тоже было запасено…. Главная Авторы Жанры О проекте. Введите название книги или фамилию автора и нажмите Enter. Айтматов Чингиз Торекулович , Паскаль Фрэнсин. Найти другие книги в жанре: Классическая проза , Короткие любовные романы Все жанры. Почему ты так долго? Ты можешь посмотреть на него. Укубала приняла рыбину, как ребенка, на обе руки и прижала ее к груди. Отпусти ее в воду поскорей… Едигей понес золотого мекре к морю. На крючок, их два крючка, выбирай любой, я нацепил большой кусок мяса. Немного с запахом мясо, чтобы ты учуял издали. И ты подходи и не думай ничего плохого. Если бы я блесну подсунул тебе, тогда было бы нечестно, хотя ты скорее пошел бы на блесну. Но ведь ты же проглотишь блесну, и как ты будешь потом жить с железом в брюхе, когда я отпущу тебя в море? То было бы обманом. А я тебе честно предлагаю крючок. Немного поранятся губы, только и всего. И не беспокойся, я захватил с собой большой бурдюк. Туда я налью воды, и ты полежишь пока в бурдюке с водой, а потом уплывешь. Но я не уйду отсюда без тебя. А время не ждет. Разве ты не чувствуешь, как крепчают волны и ветер усиливается, разве ты хочешь, чтобы первенец мой родился сиротой, без отца? То появляясь на гребнях волн, то исчезая между волнами, лодка шла к берегу. Трудно шла, борясь с бурунами, море уже шумело, вскипало исподволь, раскачивалось, набирая штормовую силу. Ледяные брызги летели в лицо, и руки на веслах взбухали от холода и влаги.

едигей достал из лодки

Укубала ходила по берегу. Давно уже, охваченная тревогой, она вышла к морю и ждала мужа. Когда соглашалась идти замуж за рыбака, говорили ей степные сородичи-скотоводы: А она не отказала Едигею, только сказала: Снежок и до этого сыпал несколько раз и быстро таял. А тут зарядил, да еще как! Сомкнулось небо над сарозеками сплошным мраком, ветер закрутил. Густо, тяжело повалил снег белыми кружащимися хлопьями. Не холодно было, но мокро и неуютно. А главное - не различить ничего вокруг из-за снега. В сарозеках нет попутных пристанищ, где можно было бы переждать непогоду. Оставалось одно - положиться на силу и чутье Буранного Каранара. Он-то должен был привезти к дому.

  • Продолжение книги трое в лодке не считая собаки
  • Река веряжка новгородская область рыбалка
  • Почему брелок сигнализации плохо ловит сигнал
  • Ловля с поплавком стик на течении
  • Едигей предоставил атану полную волю, а сам поднял воротник, нахлобучил шапку, укрылся капюшоном и терпеливо сидел, тщетно стараясь что-то различить по сторонам. Непроглядная завеса снега, и только. А Каранар шел в той круговерти, не сбавляя шага и, должно быть, понимая, что хозяин сейчас ему не хозяин, потому и примолк, затих на вьюках и ничем уже не проявлял себя. Великой силой должен был обладать Каранар, чтобы с таким грузом бежать в степи по снегопаду. Могуче, жарко дышал, неся на себе хозяина, и кричал, рявкал, как зверь, а то завывал подолгу тягучим дорожным гудом и все шел неутомимо и безостановочно сквозь летящий навстречу снег Немудрено - слишком длинным показался Едигею тот путь. Укубала тревожится о нем, только не скажет об этом вслух. Она не из тех, кто выкладывает все, что в мыслях. Может быть, и Зарипа думает, что с ним? Но она тем более звука не проронит, старается как можно меньше попадаться ему на глаза и избегает всяческих разговоров наедине. А что избегать, что, собственно, плохого такого произошло? Ведь ни словом, ни поступком каким не дал он, Едигей, повода к тому, чтобы кто-то мог подумать, будто что-то здесь не так. Как было прежде, так и есть.

    едигей достал из лодки

    Как волновала желтизна первого одуванчика! Нежности и бережности учили нас их пуховые, непрочные шарики. Мы ловили тут рыбу. И это было чудо — поймать рыбу в центре города. А плаванье на старой, рассохшейся лодке, а смелые броски в холодную майскую воду, а теплота весенней земли под босой ногой — это было несметным богатством для городских мальчишек. Не менее щедра была и наша чистопрудная осень. Бульвар тонул в опавшей листве, желтой, красной листве берез, осин, кленов, лип. Мы набирали огромные охапки палой листвы и несли домой прекрасные, печальные букеты, и сами пропитывались их горьким запахом. В раме Чистых прудов запечатлелся для меня и самый сильный образ моей юности. Это было в пору ожесточенных боев в Испании. Отовсюду глядело с портретов прекрасное, неистовое лицо Долорес Ибаррури, многие юноши носили пилотки с красным кантом и кисточкой, и нам казалось, будто самый воздух насыщен Испанией, ее звуками и ароматами, ее борьбой, ее гневной непримиримостью Испания была в нашем сердце. Чистые пруды — это исток нашей юности, начало начал. Текст представляет собой лирическую зарисовку — объяснение в любви родному городу, месту, где прошли детство и юность писателя художественный стиль речи. Описание Чистых прудов а это небольшой район Москвы: Когда же говорится о городе, то преобладает его оценка, а не описание в узком и собственном смысле слова. Текст прозрачен по композиции. В зачине два первых предложения дается общая эмоциональная оценка этого места. Оценка сугубо личная, авторская. Это уже заявка на субъективное описание. Основная часть состоит из пяти абзацев. Это мазки-воспоминания, оформленные по-разному: Работая над текстом, следует обратить внимание на различные способы выражения оценки. Среди них одно из самых сильных средств общая поэтическая интонация. В прозе, как и в стихах, она создается путем упорядочивания текста. Исключением является лишь один четвертый абзац, присоединяемый к предыдущему по способу цепной связи, и тоже не случайно: Задает интонацию именительный падеж представления в начале текста, отделенный от следующих фраз многоточием. Укубала тревожится о нем, только не скажет об этом вслух.

    едигей достал из лодки

    Она не из тех, кто выкладывает все, что в мыслях. Может быть, и Зарипа думает, что с ним? Но она тем более звука не проронит, старается как можно меньше попадаться ему на глаза и избегает всяческих разговоров наедине. А что избегать, что, собственно, плохого такого произошло? Ведь ни словом, ни поступком каким не дал он, Едигей, повода к тому, чтобы кто-то мог подумать, будто что-то здесь не так. Как было прежде, так и есть.

    Просто они, оказавшись попутчиками в жизни, словно бы оглянулись вдруг, той ли дорогой идут А каково приходится ему при этом, это уж его беда Это его судьба - на роду, должно быть, так написано, что разрываться суждено как между двух огней. И пусть то никого не тревожит, это его дело, как быть с самим собой, с душой своей многострадальной. Кому какое дело, что с ним и что его ждет впереди! Не малое дитятко он, как-нибудь разберется, сам развяжет тугой узел, который затягивался все туже по его же вине Это были страшные мысли, мучительные и безысходные. Вот уже зима вступила в сарозеки, а он по-прежнему не мог ни забыть Зарину, ни отказаться хотя бы мысленно от Укубалы. На беду свою, он нуждался в обеих сразу, и они, вероятно, видя и зная это, не пытались торопить события, чтобы помочь ему побыстрей определиться. Внешне все обстояло как всегда - ровные отношения между женщинами, детвора обоих домов, как общая семья, вместе росла, постоянно вместе играли их дети на разъезде - то в том доме, то в этом Так прошло лето, и так минула осень Сиротливо и неприютно чувствовал себя Буранный Едигей в одиночестве среди снегопада.

    Каранар то и дело стряхивал с головы налипающие комья снега и будил на бегу тишину рыком и выкликами. Худо было хозяину в том пути. Едигей ничего не мог поделать с собой, никак не удавалось ему успокоить, определить себя на чем-то одном, бесспорном и безусловном. Не мог начистоту открыться перед Зарипой, не мог отречься и от Укубалы. И тогда он начинал поносить, ругать себя последними словами: Хайван что ты, что твой верблюд! Но ничто не помогало И был он что тот оползень, стронувшийся с места Единственная отрада, которая ждала его, были дети. Они безоговорочно принимали его таким, какой он есть, и не ставили перед ним особых проблем. В чем помочь, что подвезти, что приладить по дому - это он для них готов был всегда с великим удоволь-ствием, как и сейчас картошку вез им на зиму в двух огромных мешках, навьюченных на Каранара. Топливо тоже было запасено Мысли о детях были прибежищем для Едигея, там он оказывался в полном ладу с самим собой. Он представлял, как доберется до Боранлы-Буранного, как выбегут мальчишки из дома, заслышав его приезд, и не загонишь их назад, хотя снег идет, и будут прыгать вокруг с громкими криками: Внутренне он готовился к скорой встрече с Абуталиповыми ребятами, заранее думал: Опять об Аральском море?

    Самые любимые рассказы - всякие случаи на море, которые они домысливают затем с непремен-ным участием отца и тем самым продолжают, сами того не ведая, держать связь с ним, с памятью о нем Только вот все, что знал и слышал Едигей о морской жизни, истощилось, все уже много раз им было сказано и пересказано, кроме разве что истории с золотым мекре. А как поведать эту историю? Кому ее объяснить, кроме как самому себе, знающему, что стоит за давнишним тем событием.

    едигей достал из лодки

    Так проделывал он путь в тот снегопадный день. Всю дорогу не покидали его сомнения, размыш-ления И всю дорогу шел снег С того снега и зима легла в сарозеках, ранняя и студеная с первых шагов. С началом холодов снова пришел в неистовство Буранный Каранар, снова взъярился, снова взбунтовалась в нем самцовая сила, и уже ничто и никто не мог посягать на его свободу. Тут и самому хозяину в пору было отступиться, не лезть на рожон Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре. Туда я налью воды, и ты полежишь пока в бурдюке с водой, а потом уплывешь. Но я не уйду отсюда без тебя. А время не ждет. Разве ты не чувствуешь, как крепчают волны и ветер усиливается, разве ты хочешь, чтобы первенец мой родился сиротой, без отца? Уже смеркалось в сизых просторах холодною предзимнего моря. То появляясь на гребнях волн, то исчезая между волнами, лодка шла к берегу. Трудно шла, борясь с бурунами, море уже шумело, вскипало исподволь, раскачивалось, набирая штормовую силу. Ледяные брызги летели в лицо, и руки на веслах взбухали от холода и влаги. Укубала ходила по берегу. Именно такого рода случаи, касающиеся судеб моих книг, дважды, имели место в моей творческой жизни, когда я по своей воле счел нужным обратиться к жанру предисловия. Прочитав предложенное предисловие к повести "Лицом к лицу", читатель, надеюсь, поймет, чем это было вызвано. Надеюсь также, что предисловие, сохраняемое к первоначальному изданию "И дольше века длится день", объяснит читателю во многом вынужденность тогдашнего предварения. Здесь же я хотел бы остановиться главным образом на истории романа "И дольше века длится день", увидевшего свет девять лет тому назад на страницах журнала "Новый мир". Начну с того, что осложнения романа на пути в свет начались с первых шагов. Первозданное, родное, если можно так выразиться, название книги было "Обруч". Имелся в виду "обруч" манкуртовский, трансформированный в обруч космический, "накладывавшийся на голову человечества" сверхдержавами в процессе соперничества на мировое господство Однако цензура быстро раскусила смысл такого названия книги, потребовала найти другое наименование, и тогда я остановился на строке из Шекспира в переводе Пастернака: Исходил при этом из того, что лучше поступиться названием, чем содержанием.




  • Оснастка из какого материала
  • Приманка мягкая октопус кальмар осьминожка
  • Лодки надувные в казани магазины






  • Нравится сайт? Поделись с другом!